Украина — не Германия. Украина – это Кипр

0

undefined

Анализ наших демографических процессов, неуклонное снижение численности украинцев вызывает большое сомнение в том, что наша власть хорошо знает Конституцию.

А именно: Что она знает норму этого документа: «Носієм суверенітету і єдиним джерелом влади в Україні є народ». Похоже, что нашей власти наш украинский народ просто мешает. И в этой связи о нашем вымирании, об интеллектуальной деградации трудящихся власть вспоминает крайне редко и то сквозь зубы.

А ведь для остановки этой губительной тенденции нужно лишь сделать вполне естественный разворот к восстановлению и развитию наших конкурентных преимуществ и выйти на ускоренный по отношению к затратам рост доходов. Нужно изменить парадигму экономики.

А. Политические импотенты. Украина – таки да не Германия. Украина – это, скорее всего, Кипр. Ибо уже есть неплохая и привлекательная для западного капитала банковская система (как и на Кипре), есть жемчужины природы и истории (правда, куда хуже обустроенные, чем на Кипре – нужны деньги, время и очищенная от жулья власть) и есть дешевая секс-индустрия (если верить журналистам). И, (вспоминая «Запорожца за Дунаем») у нас, в Украине есть много карасей, которых мало интересует будущее своих одарок: Идут одарки на панель – так на панель… На Кипре же карасей поменьше: Потому-то кипрские жрицы любви в основном восточные славянки – там секс по импорту.А ведь мое поколение хорошо помнит, что еще совсем недавно (лет 20 назад) созданный при царях и большевиках мощный научно-производственный комплекс Украины (несовместимое с Кипром чудо!) вселял надежды, что с обретением Независимости, с отказом от общественной собственности на средства производства и возвратом в рынок наша держава безусловно повторит путь Германии конца 1940-х-50 годов с последующим превращением в мощного экономического лидера региона (по крайней мере!) … Увы! Кипр становится все ближе и понятней… А Германия… все дальше… Упреждая критику: Не умно тешить себя высокой долей промышленности в экспорте Украины – у Кипра, так сказать, нет же такого счастья! И, ничего! Живут же себе люди… Увы! Нас такая «глубокая» мысль не удовлетворит. Ведь в 2009 г. «благодаря» нашей промышленности, остро воспринявшей мировой финансовый кризис, Украина поставила мировой рекорд в падении объемов экспорта (чуть ли не в два раза!). Этот позорное достижение едва ли будет преодолено другими странами до Второго Пришествия Спасителя нашего. Называю ну просто убойные числа: Чуть ли не 90% общего падения экспорта товаров 2009-го года «обеспечила» промышленность (из общего падения экспорта товаров на 27,2 млрд. дол. США промышленность «дала» 24,5). То есть, наша промышленность – главный «поставщик» зарабатываемой валюты во время роста – во время кризиса проявила себя главным терминатором нашей же экономики. Конечно же, происшедшее не есть случайностью. Молодежи, уже не помнящей СССР, хочу сказать, что в 1991 г. благодаря ГКЧП нацдемократам удалось перехватить политическую инициативу и «пробить» провозглашение Независимости, соблазнив украинцев лозунгами типа: «Москали нас объедают!». И сами «ошиблись»…, и украинцев обманули…, и из парламента не выкуришь… И в результате по итогам 18 лет независимого хозяйствования мы сильно (чуть ли не навсегда) отстали в социально-экономическом развитии чуть ли не от всех (от всееех!) постсоциалистических стран Европы.

И москали, оказывается без нас живут значительно лучше, чем жили с нами. Переходящий в риторический вопрос: Кто кого объедал? Заметим, что среди пост-соцстран независимая Украина имела (именно, имела!) едва ли не наилучшее сочетание природно-климатических, научно-производственных и гуманитарных факторов (подготовка кадров). И в этой связи наихудшие результаты при наилучших стартовых ( 1991-го года) возможностях выглядят для нас особенно унизительными! Похоже, мы – политические импотенты независимости. Б. Не каждого можно заставлять Богу молиться… Грубые ошибки власти – парадигма нашей экономики. Критический (и самокритичный!) анализ периода Независимости заставляет с полной уверенностью заявить: Наши прискорбные демографические, социальные, экономические результаты, ничтожное место в мировом общественном мнении есть следствием совершенных властью ряда крупнейших ошибок в формировании парадигмы экономики независимой украинской державы.

Ошибка №1. Поэтическая.

Авторы установки «Москали нас объедают!» (поэты, писатели и отдельные академики) даже не догадывались, что чуть ли не львиную долю своих возможностей наша промышленность, транспорт и другие блоки экономики реализовывали, выполняя разнарядки Госплана СССР. Т.е., по сути, существовали как привлекательные научно-производственные комплексы лишь только потому, что работали на народное хозяйство СССР.

Употребление словосочетания «научно-производственные комплексы» без завершающего цепочку слова «сбыт» объясняется тем, что сбыт-то в СССР был в выхолощенном виде. В пределах СССР мы не торговали – нам указывалось ЧТО производить и КОМУ поставлять. Ну а за пределами народного хозяйства СССР мы (за редким исключением) не очень-то кому либо были нужны — нас попросту не ждали как конкурентов (и даже как равноправных партнеров) на международных рынках. Именно поэтому этот лозунг ( «Москали нас объедают!») совершенно не подтвердился динамикой экономических процессов после ухода из СССР.

Казалось бы: Уж если «москали» перестали нас объедать, то мы с обретением Независимости наша жизнь должна была бы стать просто роскошной… Не состоялось… И с этого, в первую очередь, начинается коренное отличие результативности нашей экономики от экономик большинства пост-соцстран Европы. Все потому, что «москали» нас не объедали. И РСФСР, и другие союзные республики лишь потребляли наши продукты, на которые за пределами СССР просто не было охочих. Взамен мы имели баснословно дешевые ресурсы, в первую очередь, энергетические. Конечно же, далеко не все наши производственные комплексы работали только на внутренний рынок. Но их удельный вес в общем объеме производства был невысок. Хотя именно они представляли наши конкурентные преимущества. В 1989-91 гг. имел счастье (говорю это без иронии!) быть в достаточно тесном, рабочем контакте с партийно-государственными вождями трех прибалтийских республик СССР. Даже на этом высоком уровне, сто раз проверенном ЦК КПСС и КГБ СССР, уже просматривалась грядущая экономическая парадигма для литовцев, латышей, эстонцев – они рвались на Запад, они собирались строить рыночную, интегрированную в Европу, рыночную экономику. Этого у нас не было… Вспомним хотя бы широко известные слова одного из наших руководителей прозвучавшие на весь Мир уже в 1993 г., сказавшего примерно следующее: « Скажите мне какую державу будем строить… ».

Ошибка №2. Даун-либеральная.

А потом пришло преувеличение созидательной силы либерализации. Несомненно, в первые годы Независимости либерализация (и только она!) создала более-менее устойчивую основу для стабилизации экономики. Правда, ценой колоссальных потерь в науке, образовании, производстве … Или, более широко: Ценой разрушения важнейших воспроизводственных циклов. Политики, руководившие тогда экономикой, часто вспоминали ключевой принцип экономического либерализма – равная доступность до ресурсов всех видов бизнесов. Звучит красиво. Однако, применим полной мерой только в весьма однородных, чуть ли не в монопродуктовых экономиках. Т.е., в экономиках с преобладанием видов деятельности (бизнесов) не имеющих существенных различий в воспроизводстве основных факторов: рабочей силы (прежде всего!), основных активов, оборотных активов. Руководствуясь изречением «Нельзя запрячь в одну телегу коня и трепетную лань» можно утверждать, что глупо коня самолетостроения (например) запрягать в одну воспроизводственную телегу с ланью МакДональдсов.

Ошибка №3. Мы – непрошенные гости.

В практике подготовки и принятия властных решений плохо, далеко не полно учитывалось, что после 1991 г. мы вынуждены были входить в уже сформировавшиеся (и уже поделенные, и много раз переделенные!) рынки. Причем при разделе мировых рынков главные участники этого процесса довольно таки часто поддерживали развитие своих конкурентных преимуществ и захват мировых рынков методами весьма далекими от либеральных (в том числе, и силой). Можно вспомнить сельское хозяйство в целом, которое даже в самых развитых странах имеет весьма мощную бюджетную и регуляторную поддержку – на лицо весьма и весьма существенное ограничение даун-либерализма. Европейское самолетостроение развивается опираясь на мощные средства Евробюджета. Созданная уже после Второй мировой войны мощь судостроения Южной Кореи, Японии, Китая и других стран в течении десятков лет опирается на специальное финансовое регулирование. Индия стала мировым лидером в экспорте программного обеспечения только благодаря специальным регуляциям. Можно привести и другие примеры. У нас некоторые ограниченные (не меняющие систему в целом) исключения в финансовом регулировании делались лишь для АПК, строительства жилья для молодежи, судостроения и других секторов. Появились даже СЭЗ и ТПР (территории приоритетного развития). Но и набор регуляторных средств поддержки, и время их действия (пример – судостроение), и объемы выделяемых бюджетных средств (пример – АПК) оказались явно недостаточными для решения, главной задачи молодого независимого государства – быстрого роста конкурентоспособности нашей экономики.

Ошибка №4. Бей своих дабы выгнать чужих

Крайне отрицательное влияние оказали частые изменения бизнес-правил. Характерный пример: В марте 2005 г. Правительство Юлии Тимошенко при уточнении Госбюджета-2005 лихо, одним ударом отменило 23 (двадцать три!) СЭЗ и специальное регулирование ряда бизнесов (мое родное судостроение тоже попало под эту гильотину). Предлог – борьба с воровством национального масштаба. Как уже у нас давно заведено, никаких официальных доказательств совершенных злодеяний приведено не было – только сотрясения воздуха. Никого не наказали. А инвесторы… одни ушли, а другие – не пришли, сообразив, что с нашей безалаберной властью энергичных холопов дело иметь нельзя.

Ошибка №5. Кадровые цунами

Кадровые перетряски обескровили чиновничество.

Часть (в т.ч., наиболее квалифицированные) ушла, а оставшиеся просто не стараются быть инициативными. Быстро утрачивалась институциональная память – знание истории тех, или иных «живучих» проблем, неустранимых в принципе противоречий. Качественные системные решения становилось принимать все труднее, и труднее.Чиновничьи должности политизировались – государственные эксперты попадали в личную зависимость от наших не шибко грамотных политиков. Можно ли рассчитывать на их, чиновников, объективность? О политиках особый разговор: Чтение их биографий показывает, что для большинства из них высокая должность во власти была в их карьере первой (!) более-менее ответственной должностью. Все уже ушедшие (слава Богу!) в Историю составы кабминов были плохо готовы к решению национальных проблем стратегического значения. А быстротечность смен правительств исключала возможность их профессионального роста до минимального по европейским нормам уровня. Трудно кухаркам управляться с государственными делами … Кстати! А кто инициировал частые смены кабминов? Может быть, их к ответу…

Ошибка №6. Задержка в радикальном реформировании

исполнительной властиВозвращение в рыночную экономику не могло не потребовать проведение коренных изменений в исполнительной власти. Они не состоялись в более или менее полном виде. Самый убедительный пример – продолжающееся ухудшение условий ведения бизнеса в (подчеркиваю!) в сравнении с другими странами. И тут мы отстаем!

Ошибка №7. Злостное невнимание к сохранению и развитию конкурентных преимуществ Украины

«Злостное»… не исключается предположение, что на самом деле это было исполнение прямых указаний наших недобросовестных конкурентов. Под конкурентными преимуществами экономики Украины понимаю научно-производственно-сбытовые комплексы (кластеры):

1. Продукция которых реализуется (может реализоваться) на стратегически перспективных рынках. Самый очевидный и удобный пример – кластер информационных технологий (ИТ) Украины объемы которого даже в прошлом, остро кризисном, 2009-м году выросли на десятки процентов по сравнению с предшествующим – докризисным годом. Любой украинец, хоть немного поработавший в организации тех или иных бизнесов, знает, как сложно обеспечивать устойчивый, конкурентоспособный рост (например, рост даже в 5-10% ежегодно да на протяжении хотя бы лет 5-ти). А кластер ИТ, даже в нашей стране, которой Господь в виде тяжелейшего испытания послал никудышнюю власть, растет уже лет 15 более высокими темпами. Уважая терпеливость читателя, не буду называть другие более хлесткие примеры;

2. Имеющие производительность труда в разы высшую, чем в экономике Украины в целом. Речь идет о производстве добавочной стоимости на одного работающего – фундаментальной экономической основе высокой зарплаты, отчислений в социальные фонды и бюджеты и (что особенно важно для вымирающей Украины) основе высшего уровня жизни и лучшего здоровья граждан;

3. Располагающие необходимым потенциалом (природа+основные активы+кадры). Наиболее понятный пример – морехозяйственный кластер Украины. Природа — имеем 2782 км. незамерзающей береговой линии (Польша – только 440 км. и те замерзают). Основные активы – 18 портов, несколько десятков судостроительных (включая заводы судового машино — и приборостроения) и судоремонтных заводов, несколько вузов, десятки НИИ и КБ. Кадры – самый больной вопрос… но и тут далеко не все потеряно. В. Восстановление и развитие конкурентных преимуществ – главное в новой парадигме экономики Украины Немного общих сведений о движущих мотивах современной экономики.Любой бизнесмен прекрасно знает, что устойчивость его позиции на рынке определяется главным образом его личным (!) умением использовать конкурентные преимущества своего бизнеса, его личным (!) умением зарабатывать больше денег, чем конкуренты. Известна цепочка: Заработал больше денег = > создал условия для расширения воспроизводственного цикла своего бизнеса => укрепил свою позицию на рынке. Качество и количество производимых им товаров и услуг (с которыми он выходит на рынок) конечно же, есть результатом его умения использовать (и развивать) конкурентные преимущества бизнеса. Безусловно, некорректно рассматривать экономику любой страны только как арифметическую сумму бизнесов. Вряд ли, например, можно рассматривать как бизнес заботу о детях или вообще гуманитарную сферу общества. Но! Сытость и профессиональные возможности врачей и учителей, например, во многом определяют долгосрочную воспроизводственную мощь любой национальной экономики. А обеспечения не худшей по сравнению с закордоньем и сытости, и профессиональных возможностей врачей и учителей нужны деньги. И это лишь только один популярный пример.

То есть, воспроизводственные возможности любой национальной экономики, ее долгосрочные перспективы в конечном счете определяются ее способностями, способностями зарабатывать все бОльшие деньги при все меньших затратах. Иначе как прокормишь врачей и учителе? Как обеспечишь им современный уровень подготовки? Как обеспечишь их современным оборудованием? И в этой связи вполне логичными есть усилия тех, или иных государственных машин других стран в поддержке видов бизнесов наиболее успешно решающих эту задачу: Больше доходов при меньших затратах .А мы – «другие»

Судорожные ежегодные поиски средств на здравоохранение, образование, научные исследования говорят о том, что власть уже 19-ый год подряд не уделяет необходимого внимания на развитие конкурентных преимуществ как средства зарабатывания бОльших денег при меньших затратах. Увы! Исправлению имеющихся ошибок в формировании парадигмы экономики Украины мешает следующее:

1. Неготовность политиков.

Можно, конечно, сделать скидку на то, что большинство современных наших политических деятелей в силу «особенностей» своей биографии просто не знают ЧЕМ пожертвовала Украина во имя достижения Независимости и ЧТО еще у нее осталось, дабы обеспечить значительно бОльший рост доходов, чем расходов. Но конкурентная борьба, тем более на мировых рынках, такого не прощает. Именно поэтому Украина уверенно закрепились на позициях лузера… Избавиться от этой помехи можно лишь методами присущими гражданскому обществу, которое, кажется, мы строим. Речь идет о проведении широкой разъяснительной работы;

2. Некорректная критика идеи опоры на восстановление и развитие конкурентных преимуществ (автор слышал ее десятки раз и на весьма высоких уровнях!). Говорят, что, дескать, концентрация внимания власти на этой проблеме приведет к существенному ослаблению ее, власти, усилий по улучшению развития бизнеса вообще, что недопустимо. Автор не просто категорически не согласен с такой постановкой вопроса. Автор более чем уверен, что использование специальных регуляций для развития конкурентных преимуществ не противоречит решению важней трансформационной задачи, задачи возврата из социализма в капитализм – развитию малого и среднего бизнеса с созданием на его основе среднего класса (опоры современной демократии). Например, в Индии благодаря продуманной и весьма эффективной регуляторной поддержке большие ИТ-предприятия вырастали из малых (просто крошечных, с численностью лишь в несколько наемных работников). По этим же причинам в высокоорганизованной Норвегии даже заметные судостроительные предприятия довольно часто легко умещаются в ограничения устанавливаемые для среднего бизнеса. Можно легко найти и другие примеры;

3. Спецрегуляции буду прикрывать воровство. Неоднократно приходилось слышать о встречающихся в жизни прискорбных примерах «минимизации» поступлений бюджетных средств за счет использования спецрегуляций. Автору даже не один раз высказывали такое опасение прямо в лицо, не приводя, правда, никаких (!) конкретных фактов (может быть, склоняли к дерибану?). Думается, что речь идет об элементарном воровстве – для его блокирования есть силовые структуры.Наш конкурентный потенциал не так уж скуденДля пояснения вышесказанного автор попытался создать «Примерную матрицу конкурентных преимуществ Украины» (см. ниже). В ней по вертикали расположены наиболее заметные, крупные кластеры, а по горизонтали плюсами отмечена значимость тех или иных конкурентных преимуществ в данном кластере. Например, обозначение «+++» в кластере ИТ по конкурентному преимуществу «Стратегически перспективные рынки» означает, что данный кластер имеет возможность чрезвычайно высокими темпами наращивать свои объемы. Обозначение «+» в Зерновом кластере против конкурентного преимущества «Высшая производительность труда» означает, что в данном кластере она (производительность) имеет приемлемое для старта значение. Примерная матрица конкурентных преимуществ УкраиныКраткие пояснение по отдельным кластерам.Кластер информационных технологийЧуть ли не единый кластер мировой экономики, который в условиях кризиса лишь несколько замедлил темпы роста. В нем остро стоит вопрос наращивания численности работающих и хорошо знающих, кроме всего прочего, профессиональный Englіsh.Зарплата украинских программистов в разы выше средней, чем в экономике. Так, средняя зарплата составляет 1,5 тыс. долл., максимальная достигает 3-4 тыс.Численность в Украине — под 50 тыс., Индия под 300. Спецрегулирование позволит лет за 4-5 нарастить численность на тысяч на 100. Зерновой и животноводство. Количество голодных в Мире возрастает. Имеем замечательные естественные условия. Нужны государственные (и частные) капиталовложения + улучшение регулирования для наращивания объемов (и захвата рынков). Подъем доходов крестьян состоится несомненно. Морская индустрия и судостроение Мировые рынки морской индустрии в долгосрочном измерении безграничны (глобализация). Средняя зарплата квалифицированных корабелов в морской индустрии в 5-7 раз высшая, чем средняя в Украине. Имеем потенциал и НЕ имеем соответствующих мировому опыту регуляций (с марта 2005 г.) Возвращение к регуляциям, которые действовали до 2005 г. + учет опыта позволит лет за 5 создать 50-70 тыс. высокооплачиваемых и высококвалифицированных рабочих мест.

К новой парадигме Мысли к дорожной карте Власть должна провести широкие консультации с научный работниками и бизнесом-сообществом и определить конкурентные преимущества Украины, которым в первую очередь будет предоставляться государственная регуляторная поддержка:

1. Для проведения опережающих научных исследований;

2. Для подготовки кадров (образование);

3. Для непосредственного ведения бизнеса.

Целью предоставления государственной регуляторной поддержки есть создания конкурентоспособных условий ведения бизнеса. И только – без каких либо попыток денежного «спасения» провалившихся производств. Вопрос государственной бюджетной поддержки следует рассматривать лишь после формирования соответствующих программных документов по усовершенствованию регуляторных условий и принятия бизнесом определенных экономических и социальных обязательств.

Определение конкурентных преимуществ Украины необходимо осуществить в виде крупных, национального значения, комплексов (комплексов кооперированных производств) — кластеров.

Принципиально важно чтобы эти лишь бы эти кластеры «накрывали» всю воспроизведенную цепочку:

наука + образование + проектирование + производство + сбыт.

Оформление таких конкурентоспособных кластеров целесообразно сделать в виде национальных (государственных) программ. Определенные властью конкурентные преимущества – указатель к развитию инвестиционной и инновационной активности бизнесов и общества в целом. Стимулирование бизнеса к развитию инвестиционно-инновационной активности должно решаться главным образом через предоставление государственной регуляторной поддержки развитию конкурентных преимуществ. Не только украинский, но и весь мировой бизнес должен твердо знать — какие именно кластеры (конкурентные преимущества) Украина будет восстанавливать и развивать созданием благоприятных регуляторных условий (и, даже, бюджетной поддержкой). Пока что объемы инвестиций в экономику Украины есть в целом чрезвычайно малыми по сравнению, даже, с постсоциалистическими европейскими странами. Вышеуказанные 7 самых значительных ошибок делают неискренними вздохи власти о низком уровне иностранных инвестиций. Кроме того, объемы инвестиций в развитие конкурентных преимуществ Украины есть просто мизерными за исключением только банковского сектора. Производства в целом остаются на давным-давно устаревших технологиях и эксплуатируют весьма изношенные основные активы. Мы теряем свои конкурентные преимущества, что приведет к усилению чувствительности нашей экономики к разным мировым потрясениям. Мы никак не можем привыкнуть к мысли, что нации повышают свое благосостояние через захват рынков что возможно лишь развитием собственных конкурентных преимуществ. Инновационная активность бизнеса (ведущего слоя наций) на протяжении последних лет радикально снизилась, что является дополнительным фактором ускорения интеллектуальной деградации экономики и снижение конкурентоспособности. Бизнес в значительной степени исключен из развития конкурентных преимуществ, так как не имеет официальных четких и понятных указателей развития своей на инвестиционно-инновационный активности. Куда будет выгодно вкладывать деньги и таланты – этого бизнесмены просто не знают.Вышеприведенное является прямым результатом отсутствия осмысленной, рассчитанной на стратегический успех государственной политики относительно становления инвестиционно-инновационной модели развития экономики государства.Фактически сложившаяся парадигма ошибок не могла не сформировать низкую конкурентоспособность экономики Украины. В условиях высокой открытости нашей экономики именно это обстоятельство вызвало потрясающее падение экспорта в 2009 г. и вызвало к жизни целый ряд весьма опасных своей силой отрицательных тенденций. И украинская экономика, уверенно идет путем дальнейшей интеллектуальной деградации. Последующая утрата реальной государственности неотвратима.Повышение конкурентоспособности экономики Украины путем развития конкурентных преимуществ предполагает осмысленный и действенный переход на инвестиционно-инновационный путь энергичного трансформирование экономики, что заблокирует в будущем вышеотмеченные крайне опасные потрясения (речь идет об уязвимости экспорта, в первую очередь).

Виктор Лисицкий

http://news.qs.kiev.ua/lenta/news_full.php?id=277486

Поделиться в соц. сетях

Оставить комментарий или два